17:43 

Подарок для Miss Vong: "Стечение обстоятельств"

Мафия-лэнд
Силой Предсмертной Воли!
Подарок для Miss Vong по заявке:

Занзас\Скуало, Колонелло\Реборн - эти особенно, а вообще не принципиально, исключение Гокудера\Тсуна и Скуало\Ямамото (не люблю). Что-нибудь приятное и с хэ. Рейтинг любой.

Название: Стечение обстоятельств
Автор: Shagero Alled
Бета: Lucciano
Пейринг или персонажи: намек на Колонелло/Реборн
Рейтинг: PG-13
Жанр: джен с элементами боевика
Предупреждения: ООС, АУ. Курсивом отмечены флэшбеки прошлого Колонелло.

Реборн меланхолично наблюдал в боковое зеркало, как из-под колес машины летели мелкие камни и брызги грязи. Машина, ревя, пыталась прорваться в гору по размытой проливным дождем грунтовой дороге.

— Я же говорил — ты не туда повернул, — как бы между прочим напомнил Реборн, не меняя своей позы и выражения лица.

Утром они свернули с главного шоссе. По словам Колонелло, для того, чтобы срезать путь и уйти от преследователей, которые хотели вернуть украденный кейс. В нем было что-то важное, что именно — заказчик не сказал, просто поручил Реборну и Колонелло забрать его и привести в назначенное место через три дня. Реборна его содержимое не интересовало .

На дорогу, которой они планировали ехать, ушло бы два дня, оставался день в запасе — на непредвиденные обстоятельства. Но Колонелло решил все по-своему.
Если до обеда все шло хорошо, то позже пошел дождь, быстро перерастая в ливень, а дорожный асфальт сменился щебенкой.

Вскоре они должны были подъехать к небольшому городку. От него, судя по карте, дальше можно было бы ехать по асфальтированной дороге, через тридцать километров выехать на магистраль и уже по ней домчаться до места встречи. Но, чем ближе они подбирались к городку, тем сильнее размывало дорогу, машина пробуксовывала, ее заносило. Скорость пришлось сбросить, чтобы не загреметь в кювет.

Из-за резкого торможения Реборн стукнулся плечом о дверцу и тут же вцепился руками в кресло и в поручни, чтобы не впечататься лицом в стекло, и громко выругался, выражая недовольство вождением Колонелло.

Ливень не прекращался, обещая поливать до самой ночи, а то и до утра.

До городка оставалось совсем немного: подняться в гору, а затем спуститься с нее. Они застряли на первом этапе. Подняться в гору по размытой дороге оказалось трудной задачей. Машина буксовала, вязла в колеях, взрытых колесами.

— Черт тебя дери, — выругался Реборн.

— Заткнись! Это была короткая дорога. Кто знал, что разразится такой ливень, — отреагировал Колонелло, налегая на руль. Машину потащило вниз. — Держись крепче!

Через пару минут оба выбирались из съехавшей с дороги и угодившей в грязевой ручей машины.

— И что теперь? — поинтересовался Реборн, брезгливо рассматривая свои заляпанные грязью дорогие ботинки и брюки.

— Пешком пойдем, — фыркнул Колонелло, по щиколотку стоя в ручье. Он достал из машины кейс, который им нужно доставить заказчику через пару дней.

— А ты уверен, что мы не заблудимся? — с небрежностью в голосе поинтересовался Реборн, шляпой прикрывая лицо от дождя.

— Не заблудимся. Немного осталось.

До города они добрались только к вечеру, как раз перед тем, как окончательно стемнело. Их, вымокших до нитки и грязных, не хотели впускать в приличную гостиницу. Но в итоге им удалось взять комнату в старой заброшенной гостинице, которая находилась почти на окраине города.

— Замечательно, из-за тебя мой любимый костюм испорчен! — возмутился Реборн. Он прошел в ванную, на ходу снимая с себя мокрую, неприятно липшую к телу одежду. Поежился, ступая по холодному, покрытому потрескавшейся плиткой, полу. Про свои дорогие ботинки с толстым слоем глины, прилипшей к подошве, и грязи он решил промолчать.

— Там горячей воды нет, — не обращая на возмущения Реборна внимания, напомнил Колонелло, протягивая Реборну кипятильник, который им заботливо одолжил хозяин гостиницы. Реборн выругался, едва не пнул пластмассовый тазик, но вовремя опомнился — выбора все равно нет.

Нагрев воды и смыв с себя грязь, Реборн вышел из ванной, накидывая на себя светлый халат, любезно принесенный им хозяином. Халат пах дешевым порошком, от которого щекотало в носу. Другой чистой и сухой одежды не было, поэтому Реборн не стал привередничать. Свою одежду он повесил сушиться на бельевой веревке, натянутой в ванной.

Реборн надеялся, что костюм хотя бы не сядет.

Колонелло стоял, отвернувшись к окну, и короткими глотками цедил ром из своей фляжки, которую всегда носил с собой.

— Эй, — позвал его Реборн.

— Хочешь? — протянул ему фляжку Колонелло, не сводя взгляда с ночного неба, затянутого тяжелыми грозовыми тучами, то и дело разрываемыми яркими стрелами молний.

— Что это? — Реборн поморщился, вдохнув запах алкоголя. — Нет чего-то более приятного?

— Спроси у хозяина гостиницы. Может, принесет тебе коньяк, — пожал плечами Колонелло, делая еще один глоток.

— Что-то увидел? — поинтересовался Реборн, бросив еще раз взгляд на окно, за которым стояла густая темень, время от времени разбавляемая вспышками молний.

— Да нет. Просто не люблю такую погоду, — сухо отозвался Колонелло.

— Один из лучших бойцов Комсубин боится грозы? — не удержался от шпильки Реборн.

— Эй, я не боюсь. Просто не люблю, — поправил его Колонелло, отправляясь в ванну и на ходу стаскивая с себя футболку. Реборн быстро прошелся взглядом по его оголенной спине, заметив несколько новых шрамов. В прошлый раз их не было.

У него самого шрамов было куда меньше. Умел он уходить не задетым. Предпочитал действовать тихо.
Реборн вздохнул. Как его вообще угораздило встретиться с Колонелло? Отвлекаясь от своих мыслей, он обвел уставшим взглядом доставшуюся им комнату – небольшую, с темными пятнами плесени в углах потолка, разросшейся из-за сырости, обшарпанную обивку единственного уцелевшего кресла, пол с облупившейся старой краской, выцветшие занавески, которые не меняли наверно с момента основания гостиницы. Настоящая дыра. Но бывало и хуже. Однажды им приходилось ночевать в сарае с протекшей крышей и муравьями. После той ночевки Реборну еще две недели казалось, что по нему что-то ползает. Поэтому сейчас он надеялся, что в этой комнате не будет водиться подобная живность, и можно выспаться, не боясь оказаться покусанным. Комната, по словам хозяина, была лучшей из оставшихся. О том, что их могло ожидать в других комнатах, Реборн предпочел не думать.

— Сколько раз стирали это белье? — брезгливо заметил он, когда принялся расстилать единственную кровать. Та и в застеленном виде не вызывала восторга: старая, скрипучая и узкая. Как двое взрослых мужиков будут располагаться в ней — Реборн до сих пор не представлял. Он уже подумывал о том, что бы устроиться в кресле, но передумал, когда увидел на его старой обивке цвета ржавчины подозрительные темные пятна.

— Хватит жаловаться, — раздражено бросил Колонелло, когда вышел из ванны. Он уже успел умыться и выглядел посвежевшим. — Ты будешь ложиться или нет?

Колонелло прошелся по комнате в одном полотенце, обернутом вокруг бедер. Поискал глазами свой халат, тихо насвистывая какой-то простенький мотивчик. Халат он заметил на стуле, где сам его и оставил, когда его принес хозяин гостиницы.

— Кровать одноместная, — заметил Реборн, наблюдая, как Колонелло избавляется от полотенца и накидывает на плечи халат.

— Я вижу.

— Ляжешь на полу или кресле? — вопросительно приподнял бровь Реборн.

— Это же тебе не нравится кровать, вот ты и ложись на полу или в кресле, — усмехнулся Колонелло, устраиваясь на кровати и не оставляя Реборну выбора.

Реборн бросил оценивающий взгляд на кресло, с раздражением выдохнул. Он сделал шаг к кровати, вплотную приблизившись к ее краю. Он ожидал какой-нибудь реакции от расположившегося на ней Колонелло.

— Подвинься, ублюдок, — вполне миролюбиво потребовал он.

— Я сплю с этой стороны, так что перелазь через меня, — предложил Колонелло. — Или ложись на полу.

Реборн раздосадованно прицокнул языком, но приподнял полы халата и стал осторожно перелезать через комфортно устроившегося Колонелло. Тот с любопытством наблюдал за его действиями. Реборн краем глаза заметил, как Колонелло беззастенчиво разглядывает оголившиеся участки его тела. Он наблюдал заинтересованным взглядом, облизывая губы, на которых играла тень ухмылки. Но прикасаться к Реборну он не спешил. Если бы не вымотанность и усталость — Реборн позволил бы Колонелло прикоснуться к нему. Но сейчас он не был на это настроен.

— Не пялься, — предупредил он Колонелло, когда перекинул через него одну ногу, опираясь рукой о стену, чтобы не упасть. Будто прочитал возникшие в голове Колонелло мысли.

— Стесняешься? — усмехнулся Колонелло. Реборн бросил на него испепеляющий взгляд и быстро перебрался через него. Ложась рядом, он мстительно ткнул локтем в бок Колонелло, который занял большую часть кровати. Тот ойкнул, но все же улегся набок, так что теперь они лежали спина к спине.

— Какие у нас планы на завтра? — поинтересовался Реборн, разглядывая серую стену перед собой.

— Машину нужно вытащить. Я договорился с местными, пока ты ругался с владельцем первой гостиницы, они ее достанут, помоем немного и поедем дальше, — ответил Колонелло.

— А если не смогут?

— Тогда возьмем какую-нибудь на прокат или поедем на автобусе.
Реборн раздраженно закатил глаза.

— Не смешно, - бросил он. - Мы должны прибыть вовремя.

— Успеем. У нас еще есть время, — попытался его убедить Колонелло.

— Знаю я тебя... Опять куда-нибудь вляпаемся по дороге.

— Что тебя не устраивает?

— Если бы не ты, нам не пришлось бы торчать в этой дыре.

— Все равно ночевали бы в каком-нибудь придорожном мотеле. Думаешь, он был бы лучше этой гостиницы?

— Не лучше, но хотя бы там было минимум удобств таких, как горячая вода и нормальная кровать, а лучше две.

— Зато никто не додумается нас здесь искать, и никто не стонет за соседней стенкой.

— Один раз можно было потерпеть. — Реборн чертыхнулся. — Все, спи.

— Вот и терпи. Меня вполне устраивает этот номер. На одну ночь сгодится, — пожал плечами Колонелло и громко зевнул.

Вскоре раздалось его тихое сопение. Он всегда быстро засыпал, где бы ни прилег, Реборн даже завидовал этой его способности и сам старался заснуть быстрее.

Ночью он проснулся от скрипа кровати. Колонелло снова стоял у окна, шумно глотая из фляжки.

— Плохой сон? — негромко спросил Реборн, усаживаясь на кровати, и скривился от скрипа, которым сопровождалось каждое его движение.

— Вроде того. Неприятные воспоминания из прошлого, — ответил он и сделал еще один глоток.

— Если хочешь, можешь рассказать, — предложил Реборн, поправляя сползший с плеча халат.

— Однажды я попал в плен, и никто не собирался меня выкупать, – начал рассказ Колонелло, присаживаясь на пол рядом с кроватью. – Изначально это была разведывательная операция. Моя группа должна была пройти по неизученному маршруту и вернуться, передав данные местности и план карты. Там никого не должно было быть, только местные жители небольшой горной деревни, которым мы должны были доставить медикаменты. Взамен они должны были дать разрешение на проход по их территории к границе, через которую легко можно было подобраться к убежищу террористической группировки и уничтожить их без особых потерь.

— Капитан, зачем нас послали на такое задание? – спросил кто-то из группы, когда отряд сделал привал на середине пути к порученному объекту. – Мы же, в основном, по другой части?

— Сказали, чтобы мы не болтались без дела по штабу, пока корабль не починят, – пожал плечами Колонелло, разглядывая карту и отмечая нужный маршрут.

— Но мы же только вчера вернулись. Нам бы передохнуть да раны зализать, – подал голос второй. – Что за миротворческая миссия?

— Если ты ранен – можешь остаться. Приказы не обсуждаются. Однако меня беспокоит то, что нам сократили количество боеприпасов для этого задания. Горы все-таки, тут может быть еще какая-то группировка, о которой мы не знаем, – нахмурился Колонелло. – Не расслабляйтесь, пока не вернемся на базу.

— Скучно. Может, в этой деревушке будут хорошенькие девушки, – усмехнулся кто-то из группы.

— А потом их муж или отец перережет тебе горло за приставания, – перебил его другой.

— Дай хотя бы помечтать, – глухо выругался первый.

— Хватит спорить, – перебил их Колонелло. – Я наметил на карте возможно опасные участки, на которых мы будем на виду. Вот, смотрите.

Группа собралась вокруг самодельного стола, разглядывая обведенные кружками участки местности.

— Может, тогда через болото пойдем? – предложил кто-то из бойцов.

— Можно. Так мы обойдем самое протяженное открытое место, где нас легко могут перестрелять, – согласился Колонелло.

— Раз уж мы определились с дальнейшим маршрутом - может, капитан сыграет для нас? – попросил рядовой.

— Да, капитан, просим, – подхватили его остальные.

— Нас могут обнаружить по звуку, – строго заметил Колонелло.

— А вы не громко, – заулыбались солдаты.

— Я сказал — нет. Вернемся на базу, тогда пожалуйста, а здесь нечего расслабляться, – отрезал Колонелло.


Реборн вспомнил, как тот играет на своей гармошке. Ему нравилась эта забава Колонелло. Ему ясно представилось, как она звучит. При ее упоминании ему захотелось послушать, как играет Колонелло. Он делал это редко, в определенные моменты.

— Когда мы пришли — она была полностью уничтожена, – продолжил рассказ Колонелло, хмурясь. Реборн насторожился, осторожно склонился над Колонелло и взял у него фляжку, сделал короткий глоток.

Вокруг раздались автоматные очереди. Кинули свето-шумовую гранату.

— Не разбегаться, сосредоточиться! – скомандовал Колонелло.

— Капитан, они нас окружили, – докладывал кто-то из группы.

— Надо отступать. Забираем раненых и отступаем, – велел Колонелло, проверяя, сколько еще осталось гранат, и прикидывая, на сколько хватит обоймы.

В рядах бойцов поднялось возмущение.

– Приказ не обсуждается, - строго проговорил Колонелло. - Как только пройдете ущелье - подорвите его.

— А как же вы, капитан?

— Я выберусь, – коротко ответил Колонелло, прежде чем выдернуть чеку из гранаты, а потом кинул ее в сторону автоматных очередей.

Прогремел взрыв, и группа начала движение небольшими группами короткими перебежками, поддерживая раненых. Колонелло стал продвигаться в противоположную сторону, отвлекая на себя внимание и отстреливаясь. Он вздохнул с облегчением, когда прогремел взрыв, и ущелье засыпало. Значит, группа смогла его пересечь. Перебегая к новому препятствию, он не сразу заметил врага. Когда повернулся на шорох - не смог выстрелить. Он увидел мальчишку-подростка, глаза которого застилала пелена страха. Оружие он явно держал впервые; его трясло. Отвлекшись, Колонелло не успел вовремя среагировать на приблизившегося сзади врага и получил резкий удар по голове, а потом его сознание ухнуло в черноту.


— Ты не смог выстрелить? – Реборн сделал еще один глоток. Он помнил — Колонелло говорил ему, что никогда не будет убивать детей, стариков и женщин.

— Не смог. Ты знаешь, я не могу убивать детей. – На губы Колонелло легла тень улыбки. — Тебе надо избавляться от этой привычки, иначе когда-нибудь она тебя до могилы доведет, – заметил Реборн, отдавая фляжку Колонелло. Тот сделал глоток и продолжил.

— Очнулся я связанным в какой-то темнице. Меня окликнул главарь боевиков, ожидающий, пока я очнусь.

— Неплохая добыча, — оскалился незнакомец. — Я думал, у вас все командиры - трусливые собаки, которые оставляют свою группу, а сами спасают свою шкуру. Ты меня удивил, – продолжал усмехаться он, – твое начальство хорошо за тебя заплатит.

— Жаль, мы не смогли захватить в плен оставшихся. Тебя бросили на произвол судьбы, командир, – с издевкой заметил незнакомец.

Значит, отряд спасся. Хвала Мадонне. Колонелло невольно улыбнулся, подумав об этом.

— Чего ты лыбишься? Думаешь, они тебя спасут? Мы покинули эту деревню. Теперь тебя никто не найдет, даже если захочет, – злобно проговорил он. – Ты до сих пор жив, потому что нужен нам, как ценный заложник.

— Они не нарушат мой приказ.

— Зачем вы пришли? Прознали о «Дурмане»? – поинтересовался он.

— Нас отправили передать медикаменты в деревню, которую уничтожили. Зачем вы так с ними?

— Они решили продать порцию наркоты военным, ослушавшись наших приказов. Для предателей только один выход - умереть.


При упоминание наркотика Реборн насторожился. В прошлом ему приходилось заниматься уничтожением порции этой гадости, которая приносит много хлопот от идиотов, которые приняли его. Он поежился из-за нахлынувших неприятных воспоминаний.

— Тогда я и узнал, что нас не просто как разведку посылали помочь местным жителям медикаментами, – продолжал Колонеллло.

— Неужели вам не сказало ваше начальство, куда вас отправляет? – приподнял бровь Реборн. Колонелло покачал головой.

– Ха, очень они вас ценят, раз не удосужились сказать, что вы идете на смерть. Что ж, я ухожу, даже не думай сбежать. Попробуешь, и мы накормим этим наркотиком, проверим, насколько тебя хватит, капитан.

Мужчина вышел. Из-за закрытой двери послышалась речь на незнакомом языке, а после - удаляющиеся шаги.

Колонелло осмотрелся - от запястья тянулась прочная на вид цепь, которая приковывала его к трубе. На ногах - кандалы. Окна сарая, в котором его держали, перекрывали толстые прутья решетки. Длина цепи не давала дотянуться до окна. Дверь висела на крепких петлях. Левое плечо жутко ныло и, похоже, было выбито. Колонелло попытался его вправить, но сделать это в одиночку не представлялось возможным.

Осмотрев себя еще раз убедился, что других серьезных повреждений нет. А еще у него отобрали все оружие. Он осмотрел свои карманы. В наружном обнаружилась губная гармошка, Колонелло обрадовался, что при обыске ее проглядели.

Он поудобнее расположился на охапке сена, которое служило ему постелью. Позже ему принесли воду и еду, какую-то похлебку с недоваренным мясом. Иного выбора не было, пришлось есть. Умереть с голоду в планы Колонелло не входило. Он растянул то количество воды, что ему принесли, на весь день, пил небольшими глотками.

Уже ночью он услышал шорох со стороны окна, в котором показался тот самый мальчишка, в которого он не смог выстрелить. Он украдкой заглядывал в окно и прятался всякий раз, как только Колонелло встречался с ним взглядом.

— Эй, не бойся, – улыбнулся Колонелло. Мальчишка, кажется, не понял адресованных ему слов и удрал, как только его кликнул кто-то из своих.


— В итоге, прошла неделя. Никто не собирался меня вытаскивать. Начальство молчало и не хотело вступать в переговоры с террористической группировкой. Когда мне проболтались об этом наркотике - я уже понял, что никто за мной не придет, мне придется сгнить в этой тюрьме или спасаться своими силами. Ты слышал о «Дурмане»?

— Сталкивался с этим дерьмом в прошлом, – кивнул Реборн.

— Значит, ты знаешь, что бывает с теми, кто его принимает. – Реборн снова кивнул. – А я видел, как они его тестировали на своих же провинившихся собратьях. Ужасное зрелище - у человека уже торчат кишки, а он все еще двигается и пытается убить.

— Их болевой порог снижен до минимума, они ничего не чувствуют. Не знают, когда остановиться, чтобы спасти себя, у них полностью притупляется инстинкт самосохранения. – Реборн нахмурился - на ночь такое зрелище не хотелось вспоминать.

Значит, Колонелло видел, как эту дрянь совершенствовали и тестировали на людях. Поэтому он так ненавидит любые наркотики, даже легкие. Реборн взглянул на его напряженную спину и тихо вздохнул.

— Уже потом я узнал, что эти наркотики хотели давать солдатам, которых отправляли в горячие точки. Туда, где нужно пушечное мясо, готовое убивать. Идеальные машины убийств, не требующие пищи и воды. Их организм постепенно пожирал себя изнутри, добывая необходимую энергию для движения.

— Его не пытались протестировать на тебе? – Реборн взглянул на Колонелло.

— Нет. В плену я им был еще нужен, хотя бы ради выкупа. Один раз меня заковали в цепи и вывели из сарая, показывая, как действует наркотик, чтобы я видел, с чем нам придется столкнуться, когда мы начнем атаковать их. Заодно и своим демонстрировали, что бывает с теми, кто имеет наглость ослушаться приказов. Ты помнишь политику войска монгольского ига?

— Да.

— Все следят друг за другом, и если кто-то сбегает с поля боя - казнят всю группу. В той группировке действовало подобное правило. Они боялись занять место испытуемых.

— Страх за свою жизнь, – кивнул Реборн.

— Да так и было, – подтвердил Колонелло. Реборн снова взял у него фляжку и сделал глоток.

— Как ты в итоге выбрался? – спросил он, отдавая Колонелло фляжку.

— Буквально чудом. Был в их лагере парнишка. Тот самый. Он сказал, что его привлек мой цвет волос и игра на губной гармошке. Любопытный такой. Он всегда приходил послушать, пока другие не видят, и иногда таскал мне что-нибудь перекусить за музыку.

Когда Колонелло снова начал рассказывать, Реборн практически почувствовал исходящее от него напряжение.

— Как тебя зовут? – спросил Колонелло, когда закончил играть.

— Адам.

На этот раз мальчишка, кажется, не думал убегать.

— Адам, тебе нравится, как я играю? – спросил Колонелло, стараясь улыбнутся более приветливо.

Адам насторожился, отвел взгляд и кивнул.

— Почему ты не выстрелил тогда? Мне всегда говорили, что люди в форме убивают без колебаний, - проговорил он.

— Я не убиваю детей, – коротко ответил Колонелло.

— Я уже взрослый! – обиделся Адам.

— Ты слишком молод, чтобы пачкать руки в чужой крови. Ты ведь никого еще не убил, иначе выпустил бы пулю, – заметил Колонелло. – Убить легко, стоит спустить курок - и человека нет. Но сможешь ли ты потом жить с этим?

— А ты? Ты многих убил? – недоверчиво покосился на него мальчик.

— Многих. Мне уже не отмыться от их крови. Я солдат и должен убивать, иначе убьют кого-то из моих ребят. Тяжело терять боевых товарищей, тех, кто тебе доверяет и идет за тобой, – вздохнул Колонелло. – Тебе рано убивать.

— А когда будет не поздно?

— Лучше бы ты никогда не сталкивался с этим. Слушай, а расскажи мне об этом наркотике.

— Это зло, плохо его принимать. Те, кто его принимает - больше не люди. Одного применения хватает, чтобы подсесть на них. Говорят, что он делает сильнее, но это все ложь. А потом они просто перестают соображать, слушают, что им скажут, и не понимают, что умирают. – Мальчишка насупился. – Не принимай его, ладно?

— Не буду. – Колонелло улыбнулся ему – Что тебе сыграть?

— Давай что-нибудь веселое, – попросил мальчик. Колонелло кивнул, поднося гармошку к губам.

На следующий день парнишке досталось, его за что-то побил старший из товарищей. Колонелло узнал об этом от разговаривающих за дверью охранников. От них же узнал, что у них намечается какой-то великий праздник, и вечером они будут его отмечать. Когда охрана ушла, Адам притаился под окном темницы, где держали Колонелло.

Сегодня можно было сбежать, все слишком заняты празднованием. Если бы не эта чертова цепь...

— Почему ты не празднуешь со всеми, разве у вас не праздник? - спросил Колонелло у мальчишки, когда тот снова появился за окном сарая.

— Я не пойду. Я просто хотел помочь, а меня побили. Сказали, что мне нельзя заходить на склад. А я просто хотел помочь, – шмыгая носом, рассказал он. – Я бы хотел сделать так, чтобы на складе не было этих наркотиков. Но если я только попробую что-то с ними сделать - меня убьют.

— Я мог бы взорвать весь склад, если бы только выбрался отсюда, – вслух подумал Колонелло.

— Ты правда можешь? – оживился парнишка, но потом начал испугано оглядываться. Убедившись, что вокруг них никого нет, он заглянул в окно.

— Могу. Но пока я на привязи - нечем не могу помочь, – показав цепь сказал Колонелло, рядом с ним упал ключ. – Как?

— Я украл его, пока меня били. Я думал им отомстить, отпустив тебя. Ты же соскучился по своим родным, – заметил мальчишка.

— А ты не промах, – улыбнулся Колонелло, быстро освобождаясь от цепи. Кандалы с его ног сняли еще неделю назад.

Мальчишка осторожно открыл засов, выпуская пленника.

— Склад слева. Видишь, вон тот, что темнее остальных, – Адам показал на строение.

— Вижу. Слушай, этот наркотик забрал у тебя кого-то родного? – спросил Колонелло, когда они подобрались ближе к цели.

— Моего отца. Он отказался убивать деревенских, и его убили, напичкав этим наркотиком, – неохотно рассказал мальчик.

— Извини, что затронул эту тему, – виновато произнес Колонелло.

— Я уже большой. С тех пор я мечтаю отомстить, – объяснил Адам.

— Ты когда-нибудь видел фейерверк? – спросил Колонелло. Мальчишка покачал головой. – Значит, увидишь.

— Я нарисовал тебе приблизительную карту, откуда тебя забрали, – он сунул Колонелло в карман свернутый клочок бумаги.

— Адам, ты не пойдешь со мной? – спросил Колонелло, когда он сидел, притаившись за почти обвалившимся забором.

— Нет. Не могу, мои родители... их убьют, если я сбегу, – отказался он.

— Мы можем забрать их с собой. Правда, группой будет тяжелее сбежать незамеченными, – попытался снова убедить Адама Колонелло.

— Нет, они в другой деревне, и я не знаю, как добраться до нее отсюда. Их тут же убьют, если узнают, что я сбежал, – стоял на своем парнишка.

— Тогда спрячься где-нибудь, чтобы тебя не задело, - посоветовал Колонелло. – И еще — спасибо тебе, Адам.

— Хорошо, – кивнул тот и поспешно направился к окраине лагеря, где высились каменные глыбы.

Колонелло подождал, пока парнишка удалится как можно дальше, и начал действовать. Подвыпившего охранника склада он убил быстро, просто свернул ему шею. Затащив тело внутрь, он принялся искать ящики с наркотиками. Удачно под руку подвернулись фляжки с бензином. Зажигалку он нашел у убитого. Взяв себе пару пистолетов и автомат с запасной обоймой, он облил все бензином и вскрыл пару ящиков с порохом. Оторвав какую-то тряпку от пледа, закрывающего ящики, он поджог ее и, уходя со склада, бросил ее внутрь. Бензин вспыхнул вмиг. Пламя принялось пожирать все на своем пути, добираясь до боеприпасов и пороха.

Самое время уносить ноги.

О пленном в начавшейся неразберихе не вспомнили. Колонелло покинул пределы логова.


— После четырех дней скитаний я смог выйти на своих и вернуться в штаб, где потом и узнал о том, что мою группу после возвращения сразу отправили на другое задание, не позволив отправиться на мои поиски. Меня объявили мертвым. Кто-то из моих смог выяснить про тот наркотик. Власти боялись, что это всплывет, поэтому молчали и объявили меня мертвым, чтобы не поднимать эту тему. А через три месяца нас отправили в горячую точку уничтожать группировку боевиков. Я встретил там того мальчишку, – Колонелло замолчал.

— На нем использовали те наркотики? – спросил Реборн.

— Да. Он был болезненно бледный и исхудавший, с обезумевшим взглядом. Не реагировал, когда я пытался достучаться до него. Нечего не слышал и не понимал. Его накачали этим наркотиком, вычислили, что он мне помог сбежать, – тяжело выдохнул Колонелло.

Реборн чувствовал, что эта часть рассказа давалась ему особенно тяжело. Он не знал, как поступить, стоит ли ему прервать рассказ или позволить Колонелло выговорится. Реборн был уверен, что об этом он никому не рассказывал, все держал в себе и переживал этот эпизод прошлого всякий раз, как начиналась гроза. Снова винил себя за то, что втянул в это дерьмо ребенка.

— Адам, это я. Ты меня не узнаешь? – хрипел Колонелло, чувствуя хватку тонких пальцев у себя на шее. Он отвлекся на другого боевика и пропустил когда мальчишка подобрался слишком близко и вцепился ему в горло. Падая, Колонелло больно ударился затылком. Адам что-то невнятно рычал на своем языке, продолжая его душить. Колонелло почувствовал что-то мокрое у себя на животе. Чужая кровь капала, не переставая, расползаясь по камуфляжной ткани бордовым пятном. Мальчишка истекал кровью. Он был ранен. - Ты умрешь, если не остановишься. Тебе надо перевязать.

— Убей меня, – сквозь его хрипы услышал Колонелло. Он вздрогнул, когда ему на лицо капнула слеза. – Пожалуйста, убей.

— Прости, Адам, – сглотнул Колонелло. Он слышал от своих, что вывести из организма наркотик невозможно. Принявший его все равно умрет, мучаясь и медленно сгнивая изнутри. Колонелло дотянулся рукой до выпавшего во время падения пистолета и прицелился в сердце мальчишки. Спустил курок. Прогремел выстрел, мальчик упал, содрогаясь в предсмертных судорогах. Прохрипел что-то похожее на «Спасибо». Колонелло поднялся, тяжело дыша, откашливаясь и вытирая чужую кровь с лица.

— Капитан, вы как? – К нему подбежал кто-то из его группы.

— Жить буду, – выдавил из себя Колонелло, поднимаясь. Закончив зачистку, Колонелло нашел тело мальчика и похоронил. Напоследок он сыграл его любимую мелодию.


— В тот день была гроза, с тех пор я каждый раз об этом вспоминаю. Он же совсем ребенком был, ему было меньше четырнадцати. Надо было его забрать с собой в ту чертову ночь, силой утащить. Может, был бы жив сейчас. Я похоронил его, не смог оставить его тело на растерзание диким животным. Это все, что я мог сделать для него в качестве благодарности за то, что он помог мне сбежать. После этого я долго видел кошмары - как он выбирается из могилы и проклинает меня на своем родном языке. Или как плачут его родители над могилой сына. Много чего еще, – закончил свой рассказ Колонелло.

— Ты сделал все, что мог, – заметил Реборн, забирая фляжку и делая глоток.

— Я мог забрать его с собой, – покачал головой Колонелло.

— С ума сошел? Он не смог бы выжить с вами. Ты солдат. Вас вечно отправляют на задания. Или ты хотел таскать его с собой? Чтобы он видел, как вы убиваете людей? Чтобы он винил себя, что из-за его побега его родственников жестоко убили? – строго спросил Реборн.

— Нет, – тихо отозвался Колонелло.

— Ты не виноват, что все так сложилось, – заметил Реборн, слегка обнимая Колонелло, пытаясь хоть как-то поддержать его. – Виновато ваше хреновое начальство, для которого люди - просто инструмент.

— Может, ты и прав, – вздохнул Колонелло, забирая у него фляжку. Он сделал еще один глоток и, закрыв ее, поднялся с пола.
Реборн обнял его.

Колонелло молча положил голову ему на плечо.

Они немного постояли в тишине, слушая, как дождь стучит по оконному стеклу.

— Ладно, давай спать, – предложил Колонелло, отстраняясь от Реборна, после чего лег на свою сторону кровати. Реборн лег следом.

— Могу одолжить тебе плечо на ночь, – предложил Реборн.

— Утром не жалуйся, что отлежал, – предупредил Колонелло, придвигаясь к нему ближе. — Ты сегодня добрый, – прошептал он, устроив голову на его плече.

— Возможно, на меня плохо влияет эта гроза, – еле слышно сказал Реборн, накрываясь одеялом.

Проснулся он из-за того, что на него давила тяжесть — Колонелло во сне положил ему руку на живот и закинул на него ногу. Спать стало невозможно. Реборн хотел скинуть с себя руку, но потом пожалел Колонелло и не стал его будить. Промаявшись остаток ночи, он так и не смог заснуть.

Уже утром, находясь на грани дремы, Реборн почувствовал, как во сне Колонелло проехался рукой по его самому чувствительному месту. Он мысленно чертыхнулся, понимая, что начинает возбуждаться.
Осторожно, как только мог, он выбрался из-под Колонелло и отправился в ванную сбрасывать напряжение, снимая на ходу халат. Прохладный душ приятно остужал голову и холодил кожу. Реборн тихо простонал, споласкивая руку от белой липкой жидкости. Он заметил, что за ним наблюдают, и обернулся, ожидая чего-то колкого в свой адрес, но Колонелло только понимающе улыбнулся и, оттолкнувшись от дверного косяка, прошел за своими вещами.

— Ничего не скажешь? – спросил Реборн, тот только пожал плечами и вышел.

Реборн непонимающе посмотрел ему вслед и принялся вытираться.

— Хорошо, что костюм все-таки не сел, – обрадовался Реборн. Одевшись, он вышел в комнату. Колонелло отковыривал от их обуви глину.

— Хозяин готовит завтрак, через пятнадцать минут пойдем есть, а потом поедем дальше, – отозвался Колонелло, не отвлекаясь от своего занятия.

— Ты машину сначала достань, – буркнул ему Реборн, причесываясь.

— Достанем. Я прекрасно выспался, так что могу вести машину хоть весь день, – похвастался Колонелло.

Реборн одарил виновника своего недосыпа мрачным взглядом, завидуя его энергичности.

— Держи свои ботинки, – протянул обувь Колонелло. Реборн нахмурился, увидев свои несчастные ботинки, и отправился ванну оттирать их от остатков глины.

— Не хмурься. Купишь себе новые, когда вернемся с задания, – бодро сказал Колонелло.

— Ты сам мне их купишь, – сразу поправил его Реборн.

— Почему я должен тратить на тебя свои деньги? Я готов только смазку купить, – усмехнулся Колонелло и получил ботинком в спину. – Больно же.

— Балбес, – почти ласково выругался Реборн, выходя из номерка, когда раздался хриплый голос хозяина, зовущего их на завтрак.

@темы: Secret Santa-2013

URL
Комментарии
2013-01-10 в 20:57 

Miss Vong
Мудацкий В | Ведьма-ученый
Дорогой автор, я очень извиняюсь, но только сейчас смогла найти время, чтобы прочесть свой подарок.

Спасибо за исполнение заявки. Хоть и не совсем то, что я представляла, но интересно было читать) Спасибо за поздравление. С прошедшими праздниками автора!

2013-01-11 в 20:40 

Shagero Alled
Согласись и сделай по-своему.)
Miss Vong, не чего страшного, у всех свои дела я понимаю)
Извините, я впервые решила написать по этому пейрингу вдохновившись заявкой с феста, вижу что это была плохая идея. Спасибо и вас с прошедшими праздниками)

     

Мафия-лэнд

главная