Мафия-лэнд
Силой Предсмертной Воли!
Подарок для вайтлоу по заявке: а) Все равно :-)
б) Вария, Дино, Ямамото, Цуна
в) Рейтинг неважен; наличие пейрингов совсем не обязательно (если есть, то XS, и лучше эстеблишд, а не становление отношений), джен окей, люблю легкий юмор
г) Чего не хотите: мпрег, фем!, омегаверс, стёб, сильный ангст, S80, пейринги с Цуной


Название: По-итальянски
Автор: Clara Oswin Oswald
Бета: леди Лилит де Лайл Кристи
Пейринг или персонажи: Реборн, Савада Тсунаеши, Гокудера Хаято, Ямамото Такеши, Сасагава Реохей и другие
Рейтинг: G
Жанр: повседневность, юмор
Саммари: захотел Тсуна отпраздновать Новый год по-новому...

На улице было необычайно холодно, и снег тихонько поскрипывал под ногами небольшой компании, которая, тихонько переругиваясь, направлялась к дому Савады.
– Это так здорово, ха-ха, новый год по-европейски…
– Цыц, бейсбольный придурок, – прошипел Гокудера Хаято, оглядываясь через плечо на хранителя дождя.
- Да мы экстремально тихо идем, осьминожка! – чуть повысил голос Сасагава Реохей. Гокудера уже хотел было и на него шикнуть, но тут начался бой колоколов|1|, и хранитель Урагана, тихо выругавшись, ускорил шаг. Реборн сказал быть у Джудайме не позднее полуночи.
Колокола уже много лет не мешали Тсуне спать – каждый Новый год одно и то же, привыкаешь. Но вот дружный вопль в три глотки над самым ухом и мертвого разбудит.
– С Новым Годом!!! – проорали хранители, и Десятый испуганно подпрыгнул на кровати.
– Вставай, Никчемный Тсуна, все гости собрались, пора праздновать, – Реборн от души пнул своего ученика, отчего тот свалился на пол и окончательно проснулся.
– Джудайме, вы в порядке? – Гокудера тут же кинулся помогать любимому боссу подняться.
– Угу… а почему вы не утром пришли? – Тсуна потер кулаком глаз. – Я спать хочу.
– Спать он хочет… а кто хотел праздновать Новый Год по-итальянски? – иронично поинтересовался репетитор. – Так что одевайся и марш на кухню.
Десятый обреченно вздохнул и открыл дверцу шкафа.

29 декабря
– Так как будем праздновать? – хранитель дождя вернулся за столик и тут же включился в беседу.
Парни решали, что делать на Новый год, сидя в ресторане Ямамото-старшего и потягивая чай.
– Реборн наверняка что-то уже придумал, – обреченно сказал Тсунаеши. – В стиле Вонголы.
– А мне нравится в стиле Вонголы, помните, как нии-сан руку в пасть крокодилу засунул? – заулыбался Ямамото.
– Угу, а еще мы чуть не продули Каваллоне, – буркнул Хаято. – Но в этом году ему крышка, сестра уехала в Италию.
– Это определенно хорошая новость, – Десятый вздохнул с облегчением. В прошлый раз Бьянки едва не заставила их с Дино отведать ее очередной кулинарный шедевр, а Реборн потом еще долго издевался над «никчемными учениками».
– Кстати, а как в Италии празднуют Новый год?
– Нууу… – Хаято пожал плечами, – гуляют на улицах, поздравляют друг друга, дарят подарки…
– О! – Тсуне это моментально понравилось. – А давайте по-итальянски праздновать? А потом в храм сходим, ну и Ламбо с И-Пин надо будет денег подарить|2|.
– Отличная идея, джудайме! – обрадовался Хаято, совсем забыв рассказать о немаловажной финальной части празднования.
– Да, это будет интересно, Тсуна, – поддержал Ямамото. – И надо бы позвать Реохея и остальных праздновать с нами.
– Тц, – фыркнул Гоудера, демонстрируя свое отношение к такому предложению. – Только этого стада нам не хватало.
О том, что едва терпит и Ямамото, он предпочел умолчать, чтобы не расстраивать босса.

30 декабря
– Киоко-тян, привет!
– Привет, Хару-тян, ты тоже по магазинам собралась?
Две девушки случайно столкнулись в торговом районе Намимори и быстро решили, что вместе веселее.
– Ребята и тебя пригласили?
– Да, – Киоко кивнула. – И братика тоже, вот выбираю подарки.
– А что принято дарить в Европе? Всякие милые вещички, вроде этих? – Хару указала на прилавок с Санта-Клаусами, оленями и прочим европейским декором.
– А еще большие такие носки, представляешь? – улыбнулась Киоко, беря в руки одну из фигурок с прилавка.
– Хахи! Большие носки? Зачем? – удивилась Хару.
– Не знаю, – девушка пожала плечами. – Но я думаю, стоит их поискать.
– Это так странно… Ну давай поищем, а если не продаются у нас, то можно и самим пошить.
К прилавку подошел продавец.
– Девушки, вам помочь?
– Да, нам нужны носки… ну понимаете, новогодние, как в Европе, – немного смутившись, ответила Киоко.
– Ааа, я вас понял. В магазине все есть, прошу, проходите.
Девчонки покорно проследовали за продавцом в магазинчик, набитый всякой всячиной.
– Ух ты…
Высокие елки, увешанные разноцветными игрушками, гирлянды, лампочки, кованые фонарики со свечками, Санта Клаусы, олени, олени, олени, снежинки, колокольчики, шуршащие пушистые ленты…
– Это называется дождик, – охотно пояснил продавец Киоко-тян. – Очень популярное украшение для дома в восточной Европе.
А Хару заинтересованно рассматривала костюмы…

31 декабря
– Реборн! Ну может хватит уже? – ныл Тсуна, выбираясь из снежного сугроба. На улице стремительно холодало, но аркобалено не давал своему ученику замерзнуть, стреляя в него из пистолета и заставляя уворачиватся.
– Да, пожалуй ты прав, – репетитор опустил оружие. – Иди домой, я скоро.
Тсуна удивленно смотрел вслед Реборну, не веря своим ушам. Он прав? Что-то тут нечисто…
Репетитор объявился аж к ужину, причем точно к началу, когда Нана только поставила на стол последнюю тарелку, с белоснежными кагами моти, на которых ярким пятном красовались оранжевые померанцы|3|. И даже успел хватануть блюдо раньше Ламбо, из-за чего последний вытащил пару лимонок и начал свою обычную возню.
Маман, глядя на все эти «игры», как обычно посмеялась и втихаря предложила Тсуне еще одну тарелку с моти, которую подросток быстренько унес в свою комнату. Предстояло еще упаковать несколько подарков; Тсунаеши не заморачивался с упаковочной бумагой, а просто купил готовые коробочки, и все, что нужно было сделать – это расфасовать по ним всякую мелочь и подписать.
Десятый Вонгола очень переживал, понравятся ли его подарки друзьям.
Поскольку Тсуна договорился с ребятами на утро, то он, закончив с коробками и съев свои моти, с чистой совестью лег спать. Напрочь забыв о том, что Реборн где-то пропадал полвечера…

1 января
На кухне Тсуну ждала толпа, мама, Хару в костюме Санты, куча коробочек и гора мандаринов на столе.
– С Новым годом, Тсу-кун, – Нана протянула сыну сверток, запечатанный в синюю бумагу со снежинками.
– Спасибо, мам, тебя тоже с Новым годом, – подросток достал из пакета подарок для мамы и протянул ей.
После чего начался вселенский обмен.
– Тсуна-сан, как тебе?
– Очень мило, спасибо, Хару, – поблагодарил девушку Десятый, уже даже не пытаясь отцепить ее от себя.
У парней оказалось по одной паре большущих носков (девочки решили никого не обделять), и Гокудера принялся громко ржать. Хару тут же возмутилась, после чего хранитель обозвал ее дурой и объяснил, что дарится только один носок, что бы Санта в него положил подарок, и это все на Рождество, а не на Новый год.
– Ну-ну, ничего страшного, они же такие прикольные… спасибо, девочки, – сгладил острый угол Ямамото, шутливо натягивая носки на ноги.
– Бейсбольный придурок, ты меня вообще слышал или нет?!
– Гокудера-кун, как тебе мой подарок? – скромно поинтересовался Тсуна, и Хаято тут же переключился на Джудайме.
– Эти часы такие классные, большое вам спасибо!
– Шарф тоже очень хороший, Гокудера-кун, спасибо, – Десятый намотал его себе на шею и Хаято засиял, как новогодняя гирлянда. Хару бросила в сторону хранителя урагана ревнивый взгляд, что он, конечно же, заметил и нагло ухмыльнулся в ответ.

Когда от мандарин остались в основном одни шкурки, а все коробки были распакованы, Гокудера объявил о том, что настает самая важная часть праздника. После чего взял со стола потрепанный, но исправно работающий тостер, и небрежным жестом вышвырнул его в окно.
– Мой тостер… – Нана шокировано смотрела в окно.
Повисла неловкая пауза, и до Хаято начало медленно доходить, что что-то не так.
– Гокудера, ты чего? – первым тишину нарушил Ямамото.
– Так ведь это… традиция такая итальянская, разве я не говорил? – хранитель урагана переводил взгляд с одного гостя на другого. – Выбрасывать вещи. Старые. В окно.
Он запнулся и замолчал, глядя на Тсуну, как на судью, готового вынести приговор.
Десятый вздохнул.
– Но зачем выбрасывать, Гокудера-кун?
– Затем, что есть такое поверье, будто чем больше хлама выкинешь – тем больше счастья в новом году тебе будет, – вставил свои пять копеек репетитор. Хаято тут же подхватил:
– Да-да, в Италии так все делают, даже соревнуются друг с другом, у кого куча под окном больше, телевизоры выбрасывают, стиральные машины...
– Ну… – Нана улыбнулась, – это очень славная традиция, но давайте все-таки ее пропустим, а то магазины будут еще несколько дней закрыты, и новую технику мы купить не сможем.
Гокудера согласно кивнул, но было заметно, что он расстроился.
– О, а ведь у нас на чердаке много всякого валяется, почему бы не выбросить что-нибудь оттуда? – предложил Тсуна.
Гости согласно загалдели, все-таки не каждый день можно безнаказанно швыряться вещами из окна.

– О Боги, что это у Савады творится?
Группка соседей заглядывала за низенький заборчик во двор, на котором красовалась присыпанная утренним снежком горка из разнообразного хлама.
– Пол ночи громыхало что-то, я все думала, что же такое происходит… – задумчиво пробормотала себе под нос одна из женщин, которая решила на этот Новый год пойти в храм с утра, а не ночью.
– Безобразие какое… эти школьники, которые толпами ходят к Саваде-младшему, просто ужасны. Хулиганы.
– А какой был милый ребенок…
---
|1| – японская традиция – 108 ударов колоколов в полночь возвещают о наступлении Нового года. Согласно буддийским верованиям, человека обременяют 108 пагубных забот, а каждый удар колокола прогоняет одну из этих забот.
|2| – отосидама – новогодний обычай дарить детям мелкие деньги.
|3| – рисовые лепешки, традиционное новогоднее японское блюдо. Моти – это пожелание процветания, богатства, и доброго урожая в следующем году.

@темы: Secret Santa-2014