19:29 

Подарок для тау кита 77

Мафия-лэнд
Силой Предсмертной Воли!
Подарок для тау кита 77 по заявке:
а) Фанарт, авторский фик или клип.
б) S80 или S59
в) Если арт, то все на усмотрение артера, за исключением того, что указано в п. г. Если фик, то рейтинг не ниже R, слэш, ХЭ для заявленной пары.
г) Для арта – не хочу членовредительства в кадре)))) Для фика – не хочу death-fic, дарк, разбитый пейринг, юмор/крэк/стеб, фем, мпрег, омегаверс


Название: Сезон воды
Автор: Emma Frost
Пейринг или персонажи: S80
Рейтинг: R
Жанр: романс
Предупреждения: *YL!
Саммари: Ямамото исчезает при выполнении задания

Когда звонил Джаннини, всегда казалось, что телефон кричит, пронзительно и беспокойно.
- У нас потеря связи, Десятый! На запросы не отвечает. Следящий сигнал все еще есть, но теперь он может быть ловушкой.
Цуна набрал воздуха в рот, но не смог произнести ни слова, и Реборн мгновенно сообщил ему, что он опять похож на дурацкую рыбину.
После чего запрыгнул на подлокотник кресла, прогулялся по столу и уселся на стопку пожелтевшей шелковой бумаги с гербом Вонголы.
- Джаннини, - сказал он. - Соедини-ка меня с Миланом. Код доступа "Эс-ку-а двадцать шесть одиннадцать".

Это его первая самостоятельная миссия, сказал Реборн.
Он сам вызвался, и даже отказался от группы поддержки, объяснил Реборн.
Но мы все равно собирались обеспечить эвакуацию, однако он перестал откликаться на сигнал и исчез с наших радаров.
Он уничтожил свою цель. Возможно, теперь его ищем не только мы.
Сквало не стал спрашивать, почему они звонят именно ему, но морщился всякий раз, когда слышал слово "Десятый".
Десятый не должен совершать таких глупых ошибок. Настоящий Десятый, чуть не сказал он.
Вся эта история дико его раздражала, поэтому он сделал еще один звонок и потребовал самолет до Нагано и хороший четырехприводник.

Снег падал густо, старательно, лепился на лобовое стекло комками, так, что стеклоочиститель не справлялся. Голос Джаннини проходил сквозь динамик с помехами, искажающими его до неузнаваемости, и каждую фразу приходилось повторять, чтобы сделать ее понятной.
Сигнал был слабым, но все еще светился красным маяком на следящем устройстве. Он нашел его на заднем сиденье, когда получил автомобиль. От Нагано пришлось проехать десяток миль по узкой проселочной дороге, сквозь снегопад и сильный, порывистый ветер. В этих местах давно привыкли к морозу и обильному снегу, но Сквало к ним привыкать не собирался и осыпал руганью все подряд. Сугробы, пытающиеся вылезти на дорогу, истертую резину на шинах, Джаннини, продолжавшего тарахтеть, и Ямамото, который потерялся не где-нибудь в приличном месте, а в какой-то жуткой глуши.

Маяк он обнаружил прямо в снегу, тот был притоптан множеством следов. Поперек отпечатков темнели мелкие капли, они уходили ровной дорожкой вправо и заканчивались лужицей, разъевшей снег; Сквало не сомневался, что это кровь, но ее обладателя нигде не было видно. Он собирался вернуться в машину и еще раз послущать треп Джаннини, но неясный шум привлек его внимание. Он застыл на месте, присыпанный снегом -- эдакая ледяная фигура в капюшоне -- а странный шум все приближался и наконец превратился в быстрое, прерывистое пыхтение. Сквало наклонился вперед, принимая стойку, занес руку с мечом перед собой -- и под ноги ему откуда-то прямо из сугроба выкатилась собака, мелкая, серая и лохматая. Она радостно взвизгнула, ловко увернулась от его ботинка и поскакала дальше, взбивая хвостом снежную пыль.
- Пошла отсюда, - мрачно сказал Сквало. Собака оставила после себя чувство легкого неудовлетворения. Сквало не любил промахиваться.
Человек, появившийся следом за собакой, двигался гораздо тише и быстрее, чем она. Сквало едва успел развернуться, инстинктивно следуя за мечом -- и рука его дрогнула и зависла в воздухе, не дотянувшись до цели.
- Здравствуйте, - сказал Ямамото, живой, веселый и завернутый в шарф, возникая в пейзаже, как ни в чем не бывало. - Извините, вы здесь собаку не видели? Небольшая такая, серая. Лохматая.
- Ты, ублюдок!
Сквало ему врезал просто потому, что не было у него сейчас подходящих для встречи выражений.
- Дядя? - нерешительно спросили сзади. - Что это вы делаете?

...- Мы нашли его у дороги, - рассказывала девчонка, торопливо глотая остатки слов. - Лежал недалеко в сугробе, грязный весь и в крови. Дядя сказал, наверное, у него машина сломалась, и ее забрали снежные духи. Дядя принес его домой и кормил рисовым отваром, и поил хорошим сакэ, чтобы он выздоровел.
- Харука, - строго сказала хозяйка гостиницы, грузная, невысокая женщина с красным лицом. - Говори медленнее. И убери руки со стола.
Хозяйка успела назваться, но Сквало даже не пытался запомнить, как ее зовут. Он собирался немедленно забрать с собой груз, за которым его послали, и отвезти его в Милан. Сначала.
- Нам пора, - сказал он, поднимаясь. - Я возьму этого... его с собой и со всем разберусь, - он нащупал конверт с деньгами в кармане. Успел приготовить, пока они усаживали его на пол в одной из комнат и бегали за чаем.
- Он помогает бабушке на кухне, - вдохновенно продолжала Харука. - Он ничего не помнил, когда мы его нашли, но оказалось, что он хорошо готовит. Видели бы вы, как ловко он рыбу нарезает! Как настоящий повар.
Сквало вытащил руку из кармана и медленно опустился на циновку.
- Я так и не нашел его, - огорченно сказал Ямамото, появляясь в комнате. - Прости, тетушка.
- Ничего. Сам вернется, когда соскучится. Он ведь и раньше пропадал, но всегда возвращался. Садись-ка лучше чай с нами пить.
Ямамото лучезарно улыбнулся Сквало и уселся рядом. Похоже, его совсем не заботила потеря памяти.
Сквало разглядывал пластырь на его подбородке.
- Откуда это? - спросил он так резко, что маленькая Харука вздрогнула и посмотрела на него осуждающе.
Ямамото дотронулся до пластыря, пожал плечами.
- Не пом...
- Так, молчи, не развивай мысль. Я понял. Что за чертовщина.
От керамической чашки вверх поднимался пар, он пошевелил над ним замерзшими пальцами, чтобы успокоиться.
- Ваша рука, - тихо сказал Ямамото, - почему она такая?
- Потому что я так захотел.
Ямамото помолчал уважительно, потом продолжил:
- Мне сказали, вы знаете, кто я такой. Но вы даже не сказали, как вас зовут.
- Сквало.
- Господин Сквало, я...
- Тебе незачем церемониться со мной. Можешь обращаться на "ты" и по имени. Лучше поскорее верни себе голову.
Девчонка снова вмешалась.
- Дядя, у вас волосы как снег, - заявила она. - Очень красивые.
- Харука, не приставай к гостю и принеси наконец лепешки. Господин, извините ее, пожалуйста.
- А вот и он! - оживился Ямамото. - Аки, Аки, иди сюда! Куда же ты убежал, дурень лохматый.
Сквало громко хрустнул пальцами, но этот звук потерялся в громком собачьем лае.

...- Он должен вспомнить, - Реборн был категоричен. - Босс Кашира убит, так что миссию Ямамото выполнил. Но кто-то продолжает совершать операции со счетами их организации, возможно, мы отрубили лишь одну голову, а у этой змеи их оказалось гораздо больше.
- Я притащу его домой, и возись с ним сам. Или позови этого шарлатана в халате, Шамала. Я не нанимался быть нянькой у Вонголы.
Он постукивал пальцами по рифленой бумажной стене, это позволяло немного меньше злиться на Реборна, на Ямамото и на все остальное.
- Нет. Оставайтесь там, где вы сейчас. Возможно, он наследил во время своей миссии, и за ним теперь присматривают. Хозяева точно не вызывают подозрений?
- Если бы тут были посторонние, я бы заметил. Кому ты пытаешься продать эту чушь? Слушай. Чем раньше он увидится с этим мелким неудачником, своим боссом, - Сквало привычно скривился, это получалось само собой, независимо от его желания, - тем скорее к нему вернется память. У меня и без него много дел.
- Сквало, - произнес Реборн ласково и угрожающе, - наша операция в Нагано остается тайной. Следы не должны привести к Вонголе. Останься с ним и сделай так, чтобы он все вспомнил. Он не сможет быть хранителем, если его сознание не пробудится. Мгмгмгм.
Судя по звукам на том конце связи, Реборн потягивал кофе, и иногда очередной глоток мешал ему говорить внятно.
- Да пошел ты! - заорал Сквало и бросил трубку. Прямо в тонкую бумажную перегородку с изображениями птиц и цветов.
В коридоре снова громко и сердито залаяла собака.

...- Ну и голос у тебя, - сообщил Ямамото, потирая пальцами ухо. - Ты всегда так разговариваешь?
- Какого хрена, - взвился Сквало, - я учил тебя драться! И даже позволил надрать себе задницу однажды. А ты меня даже не помнишь, неблагодарный сопляк.
Ямамото развел руками, в одной из них был бамбуковый меч, и он держал его так, как держал бы палку.
- Меня нашли вместе с ним, - объяснил он. - Дядюшка сказал, что я, наверное, ученик в каком-нибудь додзе. Я взял его в руки, но ничего не вспомнил. Думаешь, я умею им пользоваться?
- Да, черт возьми, ты умеешь им пользоваться, но это хренов бамбуковый синай, и он останется таким навсегда, если ты не сможешь вернуть себе память. Я не собираюсь тратить время зря... эй! Ты помнишь хоть что-нибудь? - с досадой спросил он.
Ямамото хмыкнул.
- Конечно. Я помню, что мне нравится спорт. В первый же вечер, как пришел в себя, смотрел матч по телевизору... правда, потом вырубилось электричество, так и не знаю, кто победил. Здесь у них часто проблемы со светом. Еще мне нравится смотреть на воду и на закат. И я умею готовить. Люблю делать суши с тунцом.
Сквало посмотрел на него уничижительно.
- Конечно, ты любишь суши с тунцом. А что-нибудь более важное всплывает в твоей башке? Хоть иногда?
Ямамото покачал головой.
- Не совсем. Иногда мне кажется, что еще немного, и я вспомню. Будто я под водой, и вот-вот всплыву на поверхность. Но вода мутная, и вокруг только она, и я ничего не вижу. Ты вот тоже говоришь, - вздохнул он, - что я умел обращаться с мечом. Кажется, я знаю, как правильно держать его, но...
- Ты знаешь и все остальное. Рефлексы тебя не обманут. Твои мышцы помнят свои привычки, твои нервы знают, как реагировать. Нападай.
- Слушаюсь, сенсей.
- Не называй меня "сенсей", что б тебя! Сейчас я твой противник. Кончай улыбаться, как придурок, и вставай в стойку.
- Ну, - сказал Ямамото и взмахнул мечом, как дубиной, - я не совсем помню, как это делать, правда.
Он засмеялся, и его смех был таким же глупым и звонким, как всегда. Как в тот раз, когда Сквало пытался вколотить в его башку главные для мечника вещи, а он продолжал жизнерадостно улыбаться и кивать.
- Ты очень быстрый, и ты легко учишься. Стоит тебе увидеть нужное движение, ты его запомнишь. Я покажу тебе.
Он повернулся к Ямамото левой стороной корпуса, выставив вперед ногу.
- Я могу держать меч только в одной руке, - Сквало усмехнулся. - Но если кинешь мне свой, объяснение выйдет понятнее. Для защиты, - продолжил он, поймав синай, - ты держишь его перед собой, вот так. Если бы вокруг тебя было... хм, например, море, ты бы смог закрутить вокруг себя столб воды, как при сильном шторме.
- Море? - удивленно повторил Ямамото.
- Да, - рявкнул Сквало, - бушующее море, идиот. Что непонятного?
- Я бы не стал сражаться в море. Это неудобно.
- Заткнись и слушай дальше. Ты можешь вращать меч, чтобы создать вокруг себя водяной вихрь.
- Понял, - отозвался Ямамото, - я все еще не вылез из моря.
Он широко улыбался, и в глазах его расцветал азарт, словно ему предложили сыграть в какую-то веселую игру.
- Вот дьявол, - возмутился Сквало, - и как тебя вообще чему-то научили. И как у меня самого раньше с тобой что-то выходило. Вдолбить в твою голову Шигуре Соен Рю сложнее, чем раздобыть пятьдесят фунтов мраморной говядины в Токио в начале лета.
Ямамото сначала посмотрел на него недоумевающе, а потом опять разразился смехом.
- Ты странный, - заявил он, давясь хохотом. - Зачем тебе пятьдесят фунтов говядины, Сквало?
- Атакующая техника! - заорал Сквало, бросаясь к нему и замахиваясь синаем наискосок, и тут же продолжая удар собственным мечом. - Перебрасываешь его из одной руки в другую, чтобы обмануть противника и завершить атаку. Ранний летний дождь, он такой, уяснил? И сразу же, - синай полетел в сторону, а Сквало взмахнул мечом сверху вниз по дуге, - атакуешь еще раз. Быстро и внезапно, как если бы с неба вдруг пошел сильный ливень.
- Не волнуйся, Сквало, - весело отозвался Ямамото, - мы спасем мраморную говядину и не позволим ей утонуть в глубоком море.
Сквало с большим удовольствием врезал ему еще раз.
- Я видел здесь озеро, - сказал он. - Позади дома. Поднимайся. Идем туда.
К озеру выходила веранда с восточной стороны гостиницы. Деревянные доски пола были покрыты изморозью, но Ямамото уселся на них так беззаботно, словно их согревало летнее солнце. Рядом с собой на веранду он положил бамбуковый меч.
Он смотрел прямо перед собой, с безмятежным и уверенным видом, словно ему снова было четырнадцать, и он точно знал, как его зовут, в какой школе он учится и сколько истинных форм у Шигуре Соен Рю.
Маленькое озеро лежало перед домом -- плоское, темное зеркало, окаймленное кустарником, как белым кружевом: ветви были подернуты инеем и мягко мерцали в лунном свете. Пленка льда поверх воды расходилась мелкими трещинами, опасно было даже ступить на ее поверхность.
Сквало не сразу заметил, что Ямамото смотрит уже не на воду, а на него -- долго и внимательно. С необычной для него серьезностью.
- Теперь я уверен, что знаю тебя, - сказал он. - Не могу понять, почему, но когда ты стоишь вот так, в профиль ко мне... или когда сжимаешь руку в кулак, или когда раздражаешься. Я вспоминаю, что видел такое и раньше.
Ямамото стряхнул снег со лба, потер покрасневшие щеки. Он кутался в куртку, но совсем не выглядел замерзшим или недовольным. Скорее заинтригованным.
- Зима, - Сквало прищурился, - это время воды. Она превращается в лед и захватывает все собой.
Он обвел взглядом озеро.
- Сейчас вода скрывается там, подо льдом, и даже если мы не можем ее потрогать, она все равно там, верно? Как и твои воспоминания. Я собираюсь вытащить их оттуда, даже если для этого придется расковырять тебя самого. Бери свою палку, идем.
- Что? - Ямамото перестал улыбаться и вытаращился на него во все глаза. - Ты хочешь... драться там?
Сквало осклабился.
- Ага, - сказал он и махнул мечом в сторону озера, - именно так.
- Это невозможно, - сказал Ямамото, глядя удивленно то на Сквало, то на озеро. - Здесь лед слишком тонкий, мы провалимся под воду.
- Струсил, да?
- Я просто...
- Начнем с защиты, - сказал Сквало. - Я атакую, ты защищаешься. Но сначала пробежимся по льду до середины озера.
- Ты серьезно?
- Если не сможешь, пойдешь на корм рыбам. Здесь водится рыба? Бой хорош тем, - он сделал несколько взмахов мечом, разрабатывая кисть руки, - что ты можешь сосредоточиться только на нем и отбросить все лишнее. То, что затуманивает твой разум. Просто следуй за своим телом. Оно знает лучше тебя, что делать. Позволь ему руководить твоим мечом. Вот этой бамбуковой хреновиной.
Он больше не желал тратить время на разговоры и решительно двинулся вперед. Лед потрескивал под его шагами. Он слышал, что Ямамото идет за ним, так же быстро и неосторожно, как он сам.
Сквало остановился, развернулся, очертив вокруг себя круг кончиком меча и наставил его на Ямамото.
Снежинки застыли на блестящей поверхности клинка, будто растопырив руки в испуге.
- Допустим, - сказал Сквало, рассекая воздух и пару снежинок, - ты впервые в жизни убил человека. Что бы ты подумал об этом?
Ямамото задумчиво наклонил голову к плечу.
- А я это сделал?
- Черт, просто представь себе это. Подумай, как бы это было. Как бы ты совершил убийство. О чем бы ты думал в этот момент. О чем бы ты думал потом.
Ямамото улыбнулся потерянно.
- Может, - тихо произнес он, - я не хочу вспоминать то, что произошло? Если я тот, о ком ты говоришь, возможно, я не хочу быть им больше?
- Не хочешь быть убийцей? - Сквало скользнул по льду, бесшумно и стремительно, вонзил меч в пустоту, совсем близко от его головы. - А придется. Ты должен вспомнить, и ты вспомнишь.
Его голос был чуть хриплым от холода.
Ямамото увернулся от следующего выпала, проехался ступней вперед, неловко затормозил. Лед хрустнул под его ногой и разбежался сетью мелких трещин.
- Твое дыхание, - сказал Сквало, делая обманный финт и подбираясь вплотную. Он говорил, почти обжигая губами ухо Ямамото, - должно совпасть с моим. Слушай мои движения и следуй за ними. Уклоняйся.
Меч яростно зарычал, сталкиваясь с синаем, но Сквало бил плашмя, а бамбук, который использовали для создания Шигуре Кентоки, был особенно прочным материалом, как и лоб его владельца.
- Вот что я тебе скажу, - начал Сквало, - про первое убийство. Если ты думаешь, что в нем есть что-то особенное, ты здорово ошибаешься, парень. Да, многим кажется, что первое убийство -- это что-то важное. Если ты слабак, ты даже можешь распустить сопли по этому поводу. Но на самом деле ничего важного не происходит, когда ты получаешь свою первую жертву. Ты готовишься к этому еще когда впервые берешь в руки меч, понял?
По щеке Ямамото стекала длинная темно-красная капля. Тонкая и аккуратная, она словно застыла на его лице, схваченная морозом.
- Если бы я беспокоился об этом, - Сквало сделал два шага вправо, имитировал еще один и тут же сделал резкий выпад по диагонали, - я бы спятил. И ты однажды спятишь, если будешь думать о таких вещах слишком долго. Хотя, - он цокнул языком, - сейчас тебе это точно не грозит.
Он обошел Ямамото справа и атаковал рубящим движением, зацепив край одежды и срезав пару лоскутов.
- У тебя, - прошипел он, - есть еще одна рука, в отличие от меня. Двигайся! - крикнул Сквало. - Быстрее!
Он сделал еще один выпад, развернулся, не закончив движение, и тут же атаковал с другой стороны.
Ямамото перебросил меч в другую руку и остановил удар. На лице его читалось замешательство.
- Я, - сказал он, поднимая глаза на Сквало, - помню этот прием. Дождь... летний дождь, да? Так он назывался. Но разве...
Сквало не дал ему договорить.
- Атакуй, - бросил он, - по широкой дуге. Как-то ты сказал мне, что это фирменный удар твоего папаши.
- У меня есть... - Ямамото едва не выронил меч, но тут же ушел от прямой атаки. - Есть отец?
- Угу, - подтвердил Сквало, - пока что есть. Но если останешься таким сосунком, он точно подохнет от горя и стыда. Эээй! - он едва успел избежать удара и оскалился довольно, щелкнув зубами. - Вот, уже лучше. Быстрее, - скомандовал Сквало, - еще быстрее. Бей одной рукой так, словно их у тебя десять. Не останавливайся.
Ямамото поднял синай и шагнул к нему.

Бамбуковый меч рассек хрупкую корку льда и погрузился в воду, разбрызгивая ледяную крошку, закручивая вокруг себя поток воды.
- Бушующий дождь! - крикнул Сквало, разбив его на сотни сверкающих капель. - Ну наконец-то. Держи стойку!
Его меч врезался в синай Ямамото с грозным треском, снежная пыль разлетелась в стороны.
Ямамото отскочил назад, убегая от обваливающегося льда. Между ним и Сквало теперь зиял темный провал, вода покачивалась внутри него, глотая остатки дневного света и неудачливые снежинки.
Снег падал тихо и медленно, ложился на губы, таял на руках.
- И на последней минуте, - сказал Ямамото, подбрасывая меч вверх и немного вперед и пиная рукоять так, словно это был мяч, - атака.
Сквало отбил его одним коротким движением, меч отлетел в сторону и завертелся на поверхности льда, как волчок.
- Да, - заметил Сквало, - это все неплохо, и ты вспомнил основы... но в твоих руках все еще бамбуковая палка, а не меч. Он не собирается признавать тебя, пока ты сам себя не признаешь.
Ямамото обескураженно почесал в затылке.
- И что нам делать?
- Не нам, а тебе! Я не собираюсь оставаться тут долго, мне... - он замолчал.
- Что?
- Тссс! - Сквало сделал ему знак и застыл, вглядываясь в темноту.
Под тяжелыми шагами заскрипел снег, этот звук становился все отчетливее, и вот из-за куста, стряхивая белые хлопья, появилась человеческая фигура -- плотный, слитный силуэт на фоне сугроба.
- Эх, - сказала хозяйка, пряча озябшие ладони в рукавах, - какой снег сегодня. Мой покойный муж говорил, что когда на землю падает снег, он накрывает собой все ее грехи, чтобы ей было не так стыдно. Снег -- он как чистая одежда для неосторожной девицы.
Она хихикнула.
- Любил он такие сравнения, мой Соичиро. Ему бы поэтом быть, а не хозяином гостиницы.

...-Электричества нет, - прокатился по комнатам зычный голос хозяйки. - Придется всем свечей раздать. Харука?
- Будет похоже на любовный отель, - это была одна из служанок. - Так романтично!
- Тебе бы меньше мелодрам смотреть, Юми-тян.
- Мама, дай мне еще один мандарин!
- Займись свечами, тогда получишь еще. И будь повежливее с гостями, поняла?
Запах горячей еды расползался по дому, заставляя постояльцев шуметь в своих комнатах, переставлять и ронять что-то, суетиться в ожидании ужина, напоминать о себе покашливанием, смехом и разговорами вполголоса.
Они сидели в комнате, обняв котацу, но раздвинув двери, совсем не защищавшие от холода -- и позволяя лунному свету проникнуть внутрь и поселиться на стенах и циновках.
- Я думал, это гостиница с горячими источниками, - сказал Сквало.
- Раньше была, - подтвердил Ямамото. Он лежал щекой на столе, и губы его смешно шевелились над деревянной столешницей. - Но потом что-то случилось с источниками, и теперь это просто гостиница. Сюда приезжают только ради тетушкиной стряпни, иначе бы семья разорилась. Харука говорит, что их прокляли.
Сквало фыркнул.
- Надо лучше заботиться о постояльцах, тогда любые духи бессильны.
- Ты не веришь в духов? - поддразнил Ямамото.
Сквало отвернулся, глядя сквозь раскрытые двери в глубину сада.
- Я верю в то, что каждый должен делать то, для чего приспособлен, а из этой старухи плохой управляющий. Даже если она хорошо готовит.
Над дорожками сада, кривыми, будто нарисованными на снежно-белой бумаге, вставало ночное небо. Густого синего цвета, усыпанное звездами и нарядное, как расписная ширма, оно словно оборачивало собой дом и озеро, отделяя их от остального мира.
- Знаешь, - признался Ямамото, - тебя я тоже видел... сегодня во сне.
Он выпростал ноги из-под котацу, отполз немного в сторону и уселся, обхватив колени.
- Мы с тобой дрались на мечах, - сказал он. - Долго. И почему-то в воде. Так много воды, я почти захлебывался. Но это была прозрачная и чистая вода, бирюзового цвета, она лилась отовсюду, но я знал, что все будет хорошо, и совсем не боялся утонуть. Наверное, я думал, что ты вытащишь меня, если я начну тонуть.
В дверь осторожно постучали, потом поскреблись и хихикнули. Ямамото поднялся, забрал у Харуки связку свечей и стопку медных мисок и принялся зажигать их и расставлять по комнате.
Каждый его жест был ловким, кратким и точным. Он мог бы жонглировать этими свечами, даже горящими, и мог бы ловить их острием меча.
Сквало молча смотрел на него, не вникая, что именно он делает, но измеряя взглядом поворот корпуса, взмах руки, наклон головы.
Ямамото вернулся к столу и уселся в церемонную позу, как на приеме у чиновника: сел на пятки, руки положил на колени ладонями вниз.
- Я забыл еще что-то? - пробормотал он, глядя на Сквало с осторожным любопытством. Выжидающе.
Его глаза поблескивали в полумраке, как капли воды.
Сквало подался вперед, подчиняясь смутному порыву. Толкнул его в грудь, заставил упасть на спину, навис над ним, опираясь на одну руку.
- Много вещей.
Ямамото дотронулся до его волос -- аккуратно погладил кончики. Сквало сердито дернул головой.
- Что ты делаешь?
- Не знаю. А ты? Я еще не рассказал тебе сон целиком.
Когда Сквало расстегивал его брюки, Ямамото вцепился в его плечо, то ли пытаясь оттолкнуть, то ли притянуть к себе.
- Это я тоже должен вспомнить? - прошептал он.
Сквало не ответил.
Несмотря на холод, кожа Ямамото была теплой и сухой и ощущение это казалось знакомым, как будто это к нему самому возвращались воспоминания. Сквало царапнул кожу ногтями, разбираясь с бельем, она оказалась слишком нежной и гладкой на бедрах, и это заставляло задыхаться их обоих.
То, что началось осторожно, даже вкрадчиво, теперь приобрело лихорадочный темп, он скользнул ладонью вниз по животу, на котором тут же проступили напряженные мышцы, следом за прикосновением. Он быстро ощупывал горячую плоть, он стиснул в пальцах чужой член так настойчиво, словно собирался удовлетворить самого себя, и дернул рукой грубо и неловко, как подросток.
Ямамото громко всхлипнул и тут же вытаращился на него ошеломленно и зажал себе рот, и собака там, в коридоре, выбрала именно этот момент, чтобы затявкать и с топотом пробежать мимо комнаты.
Это замедлило их обоих. Сквало выругался шепотом и больше не сжимал пальцы так сильно, он держал Ямамото крепко, но мягко и трогал его тело почти изучающе, размеренными движениями, возбуждая уже стоящий член. И только дыхание его все еще было слишком быстрым.
Ямамото вдруг замер и слегка отстранился, но потом вдруг сам потянулся к его бедрам -- так решительно, что Сквало боднул его головой от неожиданности.
- Нет, - сказал он чуть сипло. - Лежи.
Он размахнулся и вонзил меч в половицу, удерживая себя над Ямамото; дерево печально взвизгнуло, и по нему поползла трещина, такая же, как те, что недавно разрисовывали собой лед на озере. Сквало проводил ее взглядом. Ямамото под ним чуть приподнимался и опускался, следуя за его рукой, и он хотел бы рассмотреть его как следует. Мелкие капли пота на его груди, твердеющий и опадающий живот, бледную кожу, туго обтягивающую кости. Но волосы Сквало дождем падали вниз, позволяя видеть лишь немногое и совсем иное: край глаза с дрожащими ресницами, пальцы, что тянули Сквало за рукав так требовательно и так неуверенно, приоткрытый рот, с которого слетали вздохи -- тихие, но оглушительные в этой комнате на двоих.
Свет падал на лицо Ямамото неровными пятнами, размазывая по нему золото, отражаясь в потемневших зрачках. Свет разливался по комнате вместе с ароматом воска и острым, мускусным запахом распаленной кожи.
Ямамото напрягся всем телом, вытянул спину -- под ладонью Сквало она была прямой и твердой, как поверхность клинка, и последняя судорога прошла по ней осязаемо-ярко, будто в дом вернулось электричество. Ямамото тут же обмяк, поплыл вниз, цепляясь за его плечи ослабевшими руками. Он попытался что-то сказать, но язык не слушался его. Он дернулся и зацепил ногой медную миску со свечой, она звякнула и покатилась по циновке, пламя брызнуло фиолетовым, свилось в узел и потухло.
- Неси скорее белье, Харука, - раздалось за стеной, так близко, будто хозяйка стояла рядом и командовала им прямо в уши, - нужно развесить его до ужина. Снег закончился.
Ямамото зашевелился на полу, затрясся от беззвучного смеха.
- Тише, - бросил Сквало. - Молчи.
- Ты сейчас очень громко это сказал.
- Хватит ржать. Замолчи. Заткнись, я сказал!
- Дыхание, - выдохнул Ямамото, - оно ведь совпало, да? Ай, - сказал он, продолжая веселиться. - Не пинайся.
И снова подергал Сквало за кончик волос.
- Прекрати это, - лениво сказал Сквало. - Бесит.
Он лежал на полу, чувствуя спиной жесткие доски -- циновка сбилась куда-то в сторону и топорщилась под ногами.
- Я так и не рассказал сон до конца, - сказал Ямамото.
- Ну и черт с ним.
- Похоже, мне приснилось то, что случилось перед тем, как меня нашли. Я бежал так долго, что уже не мог остановиться. Моя одежда была тяжелой, словно я нес в ней воду.
- Тебя ранили?
- Крови я не видел. Потом я поскользнулся и упал куда-то... и сразу стало темно.
Сквало приподнялся на локте и неверяще уставился на него.
- Ты, чертов засранец... хочешь сказать, ты свалился по собственной глупости и ударился головой?
Ямамото широко ухмыльнулся.
- Не помню.
- Вот придурок.
- Во сне я лежал там, - сказал Ямамото. - Возле дороги. Я видел себя сверху, наблюдал за собой, будто я был каким-то другим человеком и мог посмотреть на себя со стороны. И в то же время я знал, что это и есть я. Странно.
Сквало промолчал.
- Сначала я лежал на земле, а потом вдруг стоял высоко на крыше и смотрел вниз. И там внизу, во дворе, играли дети. Кажется, это была школа. Я стоял на краю крыши и собирался прыгнуть вниз, не знаю даже, почему. Такое когда-нибудь было?
Сквало пожал плечами.
- Откуда мне знать, - сказал он. - Я тебе не друг и не приятель и ни хрена не интересовался твоей жизнью. Но раз ты сейчас здесь сидишь, значит, с крыши ты все-таки не прыгнул, верно?
Ямамото глубоко вздохнул.
- Мы собираемся ужинать? Есть не хочется. Я... я могу сделать то же, что сейчас делал ты, - он, похоже, сам не решил, вопрос это или предложение.
- Ты еще попроси тебя курить научить.
- Да ты и сам не куришь.
- Это не значит, что я не умею.
- Думаешь, - Ямамото подвинулся ближе, усталый, жаркий, знакомый, - я могу им стать? Лучшим убийцей?
Сквало запустил пятерню в его волосы и с силой дернул к себе.

Сквозь сон он слышал, как завопил петух. Закричал один раз, другой, заклокотал, как въедливая старуха, замолчал. Вероятно, уснул.
Утро в этих краях начиналось рано, и небо торопливо бледнело прямо на глазах, будто густую синюю краску разбавляли белилами, вливая все больше с каждой следующей минутой. Над горизонтом уже протянулась алая полоска рассвета, когда Сквало решил, что в комнате слишком холодно, чтобы продолжать делать вид, что он спит.
Он шел по свежему снегу, вжимая голову в плечи и снова проклиная погоду, это место и всю Японию. Назойливая серая собака бежала следом за ним. Он еще вчера за ужином ей понравился, когда швырнул в нее подсвечником.
Ямамото он нашел в саду, возле озера. На нем была все та же голубая куртка, и он так же, как вечером, молча смотрел на заснеженный сад и на озеро, за ночь успевшее покрыться новой матовой пленкой льда.
Потом он повернулся к Сквало.
Меч в его руках больше не был бамбуковым синаем. Клинок окутывало синее мерцание, и снежинки, опускаясь на него, тоже начинали светиться синим, как драгоценные кристаллы.
Ямамото смотрел на меч с нежностью.
Казалось, он сразу стал старше, на пару лет или даже больше.
- Сквало, - сказал он и улыбнулся. - Прекрасное утро, правда?
- Это как сказать, - проворчал тот. - У меня спина болит. Проклятые половицы.
- Я наконец вспомнил самое главное, - радостно сказал Ямамото. - Мы убили не того человека. Он выглядел совсем как босс Кашира, но на его плече не было татуировки в виде солнца. Возможно, они не успели ее сделать. Чтобы подобрать двойника, у них было слишком мало времени. Надо срочно связаться с Вонголой и позвонить Реборну.
Собака возмущенно залаяла и бросилась к нему.
Наконец-то Сквало запомнил, как ее зовут.

Fin

@темы: Secret Santa-2014

URL
Комментарии
2014-01-05 в 20:23 

тау кита 77
Грех предаваться унынию, когда есть другие грехи
Какой замечательный подарок, Санта И мой ситуационный кинк, и совершенно прекрасные Сквало и Ямамото, и очень хочется про них таких еще :heart: Спасибо огромное :heart::heart::heart:

2014-01-05 в 21:22 

Шуршунка
ушуршала налево
Какая черешенка, так красиво, и Ямамото со Сквало замечательные :inlove::inlove::inlove:
Спасибо! :red:

2014-01-06 в 00:28 

- Katerina -
Фейлон - он как сломанная кость, которую вправили неправильно - ничто его не излечит полностью, а если переломать снова и сложить заново - может вообще не срастись. (с)
спасибо большое)))
очень приятная вишенка:heart:

2014-01-06 в 13:19 

тау кита 77, уф, очень рада, что заказчику подарок понравился, а то я переживала, удалось или нет, т.к. не писала раньше про них вместе :D

мой ситуационный кинк
а который? :)

Шуршунка, - Katerina -, и вам спасибо, так приятно, что доставила кому-то удовольствие )

Автор.

URL
2014-01-06 в 13:24 

тау кита 77
Грех предаваться унынию, когда есть другие грехи
Очень понравилось, Санта, спасибо еще раз :heart:
а который? потеря памяти ))

2014-01-06 в 15:25 

тау кита 77, признаться честно, автор собственные кинки тоже почтил, поэтому завалил текст снегом, которым нас совсем не радует нынешняя зима :lol:.

URL
2014-01-06 в 15:33 

тау кита 77
Грех предаваться унынию, когда есть другие грехи
За снег отдельное спасибо, у нас с ним тоже не особо хорошо :bigkiss:

2014-01-07 в 18:19 

Iraeniss
ретроград и консерватор. Держимся за Скрепы кода 2004 года издания!
Ох, как красиво! Образы прямо завораживают *_* Читала бы и читала...
И черешня прекрасная) :heart:

2014-01-08 в 13:36 

Emma Frost
это не хаос, это барокко
Iraeniss, спасибо :)))) думаю, уже можно отвечать от ника xD На улице сейчас все такое унылое, что очень хочется чего-нибудь красивого, белого с синим и голубым )

     

Мафия-лэнд

главная